в Алготрейдинг

Что за штука эта высокочастотная торговля?

Наша работа по высокочастотной торговле (HFT) выявила несколько поразительных фактов.

Одним из них было то, что HFT-программист Сергей Алейников (Sergey Aleynikov) по имеющейся информации заработал за год в компании Teza Technologies 1.2 миллиона долларов.

Вторым было заявление компании по исследованию данных Nanex, что люди переберутся на другую планету быстрее, чем сотрудники органов контроля смогут изучить один час наносекундных торговых данных.

Третьим было недавнее объявление Лондонской фондовой биржи о том, что Биржей Тысячелетия, т.е. «самой быстрой торговой платформой во всем мире», станет фондовая биржа Монголии, расположенная в бывшем детском кино.

Те три пункта, кажется, суммируют опасения, которые мы все должны испытывать по отношению к высокочастотной торговле.

Во-первых, что это система, созданная высокооплачиваемыми компьютерными гениями. Или точнее система, созданная программистами, чья уникальная способность создавать условия для частотной торговли позволяет им получать семизначные зарплаты. Их высокие зарплаты вызывают очень сильное подозрение, что сотрудники органов контроля, вероятно, не имеют понятия как эти HFT-программы работают. В особенности потому, что они особо не надеются нанять лучшего программиста за заработную плату государственного служащего.

Во-вторых, что высокочастотная торговля – это рой нескольких десяток миллионов сделок по покупке и продаже, со свистом проносящийся по оптоволоконным кабелям. Как такой поток может быть должным образом проверен, отрегулирован, исследован …, или даже понят?

В-третьих, что интерес к высокочастотной торговле увеличивается. HFT идет в страны, где все еще «яки бродят по равнинам». Когда новейшие технологии и современные системы доставки внедряют в такой стране как Монголия, где только что бывшего президента посадили в тюрьму за коррупцию, нельзя не почувствовать, что кого-то собираются во всю эксплуатировать.

Но Лондонская фондовая биржа и Управление по финансовым услугам в Великобритании отклонили бы эти опасения как нелогичные, непоказательные и необоснованные.

«Где доказательство, что HFT причиняет вред регулируемому рынку?» – возражают они. Возможно, они и правы. Возможно, органы контроля и биржи держат в своих руках самых лучших программистов, которых могут купить за деньги. Возможно, они способны должным образом контролировать шквал продаж, которые осуществляются быстрее, чем видит глаз. Возможно, через десять лет всех яков в Монголии переделают в сумки Луи Виттона, и наступит процветание.

Возможно.

После финансового обвала 2007 года была недолгая тенденция, когда банкиров попросили объяснить, какой, по их мнению, был объем обеспеченных долговых обязательств. Было ясно, что они не имеют об этом никакого понятия. Одним из основных факторов, создавших долговой кризис, было недопонимание, но никто этого не признал.

То же самое происходит и здесь. Опрашивая трейдера за трейдером, становилось понятно, что они действительно не понимали нюансов высокочастотной торговли. Они знали, что работали, но не знали как.

Это незнание в дальнейшем вылилось в провал академиков и правительства независимо выяснить, является HFT полезной или вредной силой. Да, они собирают консультативные группы экспертов по вопросу. Но проблема экспертов в том, что многие из них лично заинтересованы сказать: «здесь нечего смотреть, проходите дальше».

Таким образом, мы находимся в весьма неудовлетворительном положении, когда получить правильный ответ на вопрос приносит ли HFT пользу или вред рынкам, практически невозможно. Экономисты не могут получить данные о рынке , чтобы их проанализировать и прийти к независимому заключению. Или же если они получают данные, то только потому, что их предоставил торговый дом, и в этом случае заключение, к которому там приходят, не является независимым.

Это отсутствие понимания и ясности со стороны политиков, экономистов и даже трейдеров усиливает основания для тревоги.

Высокочастотная торговля действительно могла бы быть замечательной штукой. Возможно, логика программирования HFT могла бы уменьшить погрешности ошибок торговли и в будущем предотвратить мошенничество в трейдинге. Хотя после «Мгновенного обвала» в мае 2010 года и неудача Knight Capital, кажется, что надо еще долго идти в этом направлении.

Также возможно, что крики несогласия и беспокойства – просто отзвуки настроения старой гвардии финансистов, которые, вероятно, предпочли бы время, когда лучшим путем в финансовые круги были лекции по экономике в Оксфорде, а не изучение физики в Массачусетском технологическом институте.

И, возможно, увеличивающиеся голоса несогласия с HFT стимулируются страхом перед машинами, делающими человеческую работу. Есть что-то «терминаторское» в беспрестанном агрессивном перемалывании данных, которое осуществляют автоматизированные торговые машины.

Но при отсутствии надежных независимых данных, которые показывают, что HFT крайне выгодна для экономики, опасения должны быть приоритетом. Без необходимых реформ, которые бы нам что-то гарантировали, мы ставим под угрозу рынки и экономические системы – а даже яки Монголии должны понимать, что это плохая идея.

Автор: Иэн Овертон (Iain Overton)

Источник:

Analysis: WTF is HFT?