в -

Самый большой риск на Уолл-стрит – это все еще мошенники-трейдеры, а не мошенники-компьютеры

Средства защиты от мошенников, торгующих в инвестиционном банке, включают в себя комбинацию изменения корпоративной культуры и интеллектуальной перестройки системы.

По мере того, как мы усваиваем недавний эпизод, случившийся на сей раз с компанией Rochdale Securities, а перед этим с банком UBS, этот пост – еще один полезный взгляд на возможные действия инвестиционных банков для предотвращения и/или уменьшения этой угрозы. Специальные действия для уменьшения риска – только одна часть решения, которое является не чем иным как изменением корпоративной культуры и корпоративных целей, и технология должна играть жизненно важную роль в этом.

Во-первых, компаниям необходимо изменить свою внутреннюю культуру, чтобы отражать изменение бизнес-стратегии в «мире после принятия закона Додда-Франка (Dodd Frank)». Руководство должно официально предупреждать всех сотрудников, независимо от ранга, что дни вознаграждений за неодобренный рискованный трейдинг прошли.

Это включает в себя, например, использование claw-backs (практика отзыва бонусов) для трейдеров, которые “разбрасываются ордерами”, или получают прибыль от сделок за границами договоренностей или вне их мандата. Кроме того, для трейдеров, чья работа состоит в содействии клиентским сделкам, а не сделкам с собственного счета банка, что в инвестиционных банках все в большей мере становится нормой, система поощрения должна более ясно отражать цели системы управления взаимоотношениями с клиентами.

Такая система поощрения должна отражать эффективное управление рисками и вознаграждать “добропорядочность”, например, поощрять трейдеров, распознающих возможности для улучшения средств контроля или оповещающих руководство об опасном поведении в торговом зале биржи, так и показывающих превосходные результаты в системе управления взаимоотношениями с клиентами.

Во-вторых, торговые системы и средства контроля должны быть переработаны для отражения этого изменения в корпоративной культуре и целях. Системы инвестиционного банка традиционно помещают трейдеров в свой логический центр, максимизируя гибкость торговли, и способность отследить прибыль и потери трейдера.

Приоритеты проектирования систем в «мире Додд-Фрэнка» должны отражать в равной степени приоритеты как клиентов, так и управления рисками. Помещение клиентов и риска в центре позволяет системам органично отслеживать клиентские лимиты и конфликты по всему банковскому портфелю. Лучше понимать потребности клиентов и доходность на клиента по всей платформе инвестиционных сервисов – это поможет как расширить бизнес, так и эффективнее управлять рисками.

В-третьих, банки должны просмотреть свои способы обнаружения мошенничества и порядок их осуществления. Из доступных отчетов становится ясно, что трейдеры-мошенники имели возможность в течение нескольких лет скрывать свои действия в банках, на первый взгляд, с довольно хорошо организованной деятельностью по операционным рискам и средствами контроля.

В таком случае, кажется, требуются более агрессивные или более точные методы. В розничных банках и страховых компаниях, как правило, устанавливают оборудование и программное обеспечение, предназначенное для борьбы со страховым мошенничеством, кибер-преступлениями и другими типами мошенничества. Инвестиционно-банковской деятельности стоит позаимствовать такие методы.

Использование технологий в форме наблюдения за трейдингом, автоматического согласования сделок, слежения за отменой и исправлением и т.д. уже конечно является основой анти-мошеннических торговых программ в инвестиционных банках. Однако, учитывая огромное количество данных в этих разных областях, не ясно насколько такие инструменты могут быть эффективными для распознавания однократных подозрительных действий. Алгоритмическое исследование данных может быть очень полезным для того, чтобы помочь банкам увидеть полную картину.

Возьмем, например, трейдера с несколькими личными нарушениями торговой политики. Возможно, каждое по отдельности нарушение может не быть достаточным основанием для специального расследования. Но будь этот трейдер вдобавок определен как перешедший от финансовых операций в руководство, не взявший обязательный отпуск или же накопивший необычную величину торговой прибыли на клиентском деске – такая комбинация легко могла бы сделать его кандидатом на серьезное расследование.

В большом и сложном мире современных инвестиционных банков такой механизм, вероятно, можно построить только инвестициями в интеллектуальное и алгоритмизированное исследование данных.

В-четвертых, необходимо постоянно проверять сдержки и противовесы, которые были установлены для предотвращения и смягчения последствий от торговых действий мошенников. Многие банки сделали это сразу же после недавнего инцидента с UBS/Adoboli в 2011 году. Основные сдержки среди прочего включают в себя политику обязательных отпусков, системы допуска, разделение обязанностей, контроль торгового лимита, независимую оценку и обзоры прибыли и потерь, процедуры создания и подтверждения торгового счета.

Технологии играют большую роль в том, чтобы сделать такие проверки максимально эффектными. Возьмем одну область, например, системы допуска. Сегодня инвестиционные банки вводят в действие так много систем, и в этих системах, так много различных ролей и обязанностей, что без специальных инструментов и автоматизации невозможно отследить, есть ли у человека допуск, необходимые для работы. В такой среде без хорошо разработанного отслеживания несоответствий нелегко отследить, смог ли человек накопить права, которые помогут реализовать схему с бесчестными целями.

Таким образом, средства управления против мошенника, торгующего в инвестиционном банке, включают в себя комбинацию изменений корпоративной культуры и интеллектуального перестройки системы. Скорее всего, невозможно остановить мошеннический трейдинг в целом, но значительное уменьшение длительности периодов деятельности и размера итоговых потерь является разумной целью.

Выполнение рассмотренных стратегий для преобразования корпоративной культуры и технологий инвестиционных банков поможет достижению этой цели.

11 декабря 2012 года

Эндрю Уоксмен (Andrew Waxman)

Источник:

The Biggest Risk on Wall Street – Still Rogue Traders, Not Rogue Computers